Негоже человеку быть одному

Отправлено 1 апр. 2012 г., 23:32 пользователем Ari Maze   [ обновлено 1 апр. 2012 г., 23:34 ]
Негоже человеку быть одному
Новые спектакли от агентства «Цех»


Последними майскими премьерами, устроенными агентством театров танца «Цех» в «Актовом зале», стали работы Татьяны Гордеевой и группы «По.В.С.Танцы». Монолог и диалог -- однофамилица вашего обозревателя вышла на сцену в одиночестве (спектакль назывался «Правило веревочки»); «По.В.С.Танцы» представлены дуэтом Александры Конниковой и Альберта Альберта («М23»). И это были образцовое соло и образцовый дуэт -- как невозможно представить себе на сцене кого-то рядом с Гордеевой, так невозможно разъединить Конникову и Альберта.

С потолка свисают длинные веревочки, будто призывающие героиню «дерни меня!» -- в программке упоминается «Алиса в стране чудес». Но к кэролловскому волшебству сочиненный Гордеевой спектакль отношения не имеет -- тут правит депрессия. Под шум ржавого конвейера танцовщица пробует, перечисляет движения, останавливается, начинает вновь -- в пластике обозначены разом чудовищная усталость и запредельное упорство. Героиня будто старается вписаться в некий механизм -- примеряет, что нужно с собой сделать, чтобы оказаться его частью. Неважно, общественный это механизм или конвейер по сборке очередного предмета потребления, -- быть частью и того и другого одинаково невыносимо. Остается искать спасения в музыке и дергать за веревочку, надеясь, что сверху тебе бросят что-нибудь, что поможет выжить. Падают же то детский аккордеон ядовито-зеленого цвета (извлекаемые из него звуки так же невозможны, как окраска), то пара наушников. После того, как ты совершенно измучаешься, можешь их надеть, и сквозь транслируемые пафосные аккорды даже туда пробьется ритм скрипучей железяки, которой ты хотела покориться вначале и от которой пыталась сбежать затем.

Контрастом к «Правилу веревочки» -- «М23». Конникова и Альберт замечательно смешивают лирику и эксцентрику, превращая ежедневные семейные истории в рассказы, полные юмора и тихой поэзии. Собственно, это череда сотворенных на музыку Ричардаса Норвилы маленьких монологов -- несколько движений Конниковой (партнер сидит на стуле и внимательно смотрит, чуть наклонив голову вбок), затем пара «фраз» Альберта. В тишину падают одинокие ноты, разделяемые большими паузами. Артисты не касаются друг друга, но друг от друга не отрываются взглядами. Может вспыхнуть своего рода соревнование (стул один, вокруг него бегают оба -- кто первым успеет занять местечко). Пластика партнеров весьма различна (поэма самоконтроля Конниковой, авантюрные поиски Альберта). Но свобода мужчины определяется невидимой самоотверженностью женщины -- танцовщик может лихо прыгать на стуле только потому, что под стулом лежит танцовщица и не дает мебели рухнуть вместе с вдохновенным прыгуном. И славные, мелкие детали, обозначающие нежность в дуэте: герой поставил чашку на стул, а героиня поднимает руку и гладит другую сторону сиденья, будто может почувствовать тепло этой чашки.

Следующие новинки «Цеха» покажут на их июльском фестивале. Кстати, там будут не только показы российских и зарубежных спектаклей, но и школа для всех желающих поучаствовать в создании современного танцевального искусства. Запись энтузиастов уже началась -- возможно, кого-то из летних учеников мы потом увидим на сцене «Актового зала».
Анна ГОРДЕЕВА


Источник: http://www.vremya.ru/2009/88/10/229702.html