В Костроме появилась модная танцплощадка

Отправлено 1 апр. 2012 г., 23:40 пользователем Ari Maze
 Международный фестиваль дуэтов "Диверсия"
1 из 4
Фестиваль «Диверсия» проходит благодаря Ивану Естегнееву и Евгению Кулагину, показавшим и свой собственный дуэтный спектакль «Сделка»
Фото: Владимир Луповской/Коммерсантъ

открыть галерею ...открыть галерею ...открыть галерею ...
фестиваль танец
В Костроме прошел международный фестиваль дуэтов современного танца "Диверсия", организованный местной танцевальной компанией и школой "Диалог-данс". Луч света современного искусства в царстве Золотого кольца ловил РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ.

Фестиваль "Диверсия", как, впрочем, все лучшее в сегодняшней провинциальной России, возник вопреки, а не благодаря обстоятельствам. Словно в среднерусский огород занесло семечко какого-то экзотического растения. На сей раз, правда, не само занесло: прививку современного танца спящему на дальнем изгибе Золотого кольца городу сознательно сделали два молодых хореографа, Евгений Кулагин и Иван Естегнеев. И вот уже второй год подряд сцена местного Драмтеатра имени Островского, где обычно мирно разгуливают волки и овцы или страдает дядя Ваня, на три дня становится местом поединков, а сам театр заполняет возбужденная костромская молодежь.

Поединки возникают не потому, что фестиваль конкурсный — чего нет, того нет. А потому, что идея "Диверсии" — показ дуэтных спектаклей. Идея простая, но умная и продуктивная. Во-первых, потому, что такие постановки, как правило, камерные, играются чаще всего без декораций, и их можно привезти в Кострому на те смешные деньги, которые удается чудом добыть (надо ли пояснять, что местные власти единственное событие в их епархии, которое перерастает местный масштаб, в упор не замечают и не поддерживают). Во-вторых, спектакли недлинные, за один вечер можно показать три кряду, да еще из разных стран — и волей-неволей возникает тот самый поединок, пространство для сравнения разных школ и разных традиций. В дуэте легче рассмотреть метод. А для костромской "Диверсии" задачи просветительские, учебные очень важны, потому что основатели фестиваля руководят еще и собственной школой современного танца.

Так получилось, что однополых дуэтов в этом году было больше, чем разнополых. Правда, не всегда люди изображали людей. Атали Джудит и Табита Фэйс, танцовщицы из Чикаго, разыграли укрощение лошади: одна из танцовщиц выгуливала и объезжала другую, покуда на экране-заднике мелькало видео, в котором участвовала настящая белая лошадь. Правда, лошадь сценическая в конце концов все-таки превращалась в человека, но в этой метаморфозе было больше юмора, чем гуманистического назидания. Миниатюра "Datastarve" обрушилась на зал панк-роковой атакой, атлетические тела танцовщиц, кажется, неслись впереди агрессивного видеоклипа. На этом по-американски наступательном и безапелляционном фоне дуэт чешских танцовщиц Терезы Ондровой и Хелены Аренбергеровой под названием "Сквозь бутылочное горлышко" казался особенно нежным и, хочется сказать, по-европейски меланхоличным — весь спектакль на сцену капала вода, и две девушки ненастойчиво, но очень сосредоточенно ловили тихую радость сумеречной капели.

Но самым интересным оказался дуэт двух других дуэтов — венгерского "Каина-Авеля" и нашей "Сделки", придуманной и исполненной хозяевами феста, Евгением Кулагиным и Иваном Естегнеевым. В первом из них единство дуэта было изначально чревато смертельным конфликтом — отлично тренированные Марк Фенивес и Иштван Палоси долго показывали что-то вроде танцевального синхронного плавания, и зритель уже буквально изнывал от нетерпения узнать, кто же из этих "близнецов" есть Каин, а кто Авель. Впрочем, убийства и крови не было: был отказ одного продолжать совместное движение — и эта остановка для другого оказывалась не просто невыносимой, но смертельной.

В "Сделке" два героя, напротив, поначалу демонстрируют равнодушную независимость друг от друга. Молодые люди из толпы, одетые в безликие спортивные костюмы, двигаются по своим траекториям и избегают любых пересечений. Цитата и подпись Б.-М.К., помещенные в программке, указывают на то, что "Сделка" поставлена по мотивам знаменитой пьесы французского классика прошлого века Бернара-Мари Кольтеса "В одиночестве хлопковых полей". Предметом сделки двух героев, ведущих туманный интеллектуальный диалог, у Кольтеса было взаимное влечение, желание сближения. Но у него эти двое были словно изолированы от мира, замкнуты друг на друге "в одиночестве полей". Персонажей Кулагина и Естегнеева вынуждает искать друг друга агрессивный внешний мир, нападающий на героев то стуком в дверь, то шумом летящего вертолета, то шарящим лучом света, то надсадным криком в телефонной трубке. Тем ценнее та неумелая, стихийная и отчасти вынужденная близость, которая их настигает и которую танцовщики показывают с уместным отстранением, непринужденностью — и даже необязательностью.

Как-то вне всяких диалогов оказалась зарисовка "Ночи и дни", которую специально для "Диверсии" сочинили московские "По.В.С.Танцы", можно сказать, уже молодые ветераны российского модерндансовского движения — Альберт Альберт и Александра Конникова. Их восхитительный этюд, сыгранный посреди фестиваля, стал в то же время неким философским послесловием к любым экспериментам. Вот что, в конце концов, остается всем людям: два человека, лежащие рядом, над ними висят две проволочные птицы, люди привычно просыпаются и привычно засыпают. У них есть просто ночи и дни, ничего больше, они знают каждое движение друг друга и уже не придумают новых, но зато эти привычные движения исполнены спокойствия, знания, абсолютного понимания друг друга и невыговоренного приятия того, что день должен кончиться ночью. Впрочем, "Диверсии" еще рано об этом задумываться.


Источник: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=889339